Идея: Развитие Событий

Идея: Развитие Событий

Оказывается, писать рассказы, пусть даже и основанные на реальных событиях — это крайне неблагодатное занятие. С другой стороны, попробовав один раз, хочется сделать значительно лучше во второй. Простите за отсутствие писательского таланта. Но, в общем-то, к делу. Описывать подробности наших последующих отношений, до одного значительного события, не имеет смысла, ибо не отличается разнообразием( разве что я часто стал одевать чулки во время траха). Мы занимались сексом каждый день, перепробовав всяческие позы, пару раз приезжала полиция, думали, что кого-то убивают, ибо стоны были слышны в нескольких кварталах от нашей обители страсти.
Разумеется, что долго подобная рутина продолжаться не могла, да и пробыли мы вместе уже значительное время, и разумеется у меня возникло к ней некоторое чувство, и меня начал несколько смущать тот факт, что она работает проституткой, хоть и не салонной. Короче говоря, я начал тупо её ревновать буквально ко всем, сама мысль, что она встречается с кем-то ещё, пусть и не скрывая это, меня убивала. Ну вот вы сами подумайте, если бы ваша девушка, пусть и несколько необычная, зарабатывала деньги таким образом? К тому же, я вполне себе был обеспечен, и мне не требовались дополнительные заработки, чтобы вести достойную жизнь. А ещё, мне никак не удавалась уговорить её познакомиться с моими друзьями или мне познакомиться с её. Я не был удивлён её отказом знакомиться с моими друзьями, ведь она — не просто девушка. Хотя, никто ещё ни о чём не знал (догадывались, ведь, как я писал в первой части, они были в курсе моих желаний и пристрастий), но мне совершенно было непонятно, почему она не хочет знакомить меня со своими. В последствии, это чуть не вылилось в трагедию, в которой мы были оба виноваты. Но, обо всё по порядку.
Так вот, как я писал выше, началось всё с того, что я стал её ревновать ко всем. После очередного акта соития, а я любил полежать к ней спиной с её членом в своём анусе, после того как кончу. Вот лежим мы такие (я в обконченных чулках, она с членом в моей попе), и тут, какой-то чёрт меня в голову ударил, и я заявил с места в карьер: «А ты не могла бы завязать с работой проститутки, а то мне крайне неприятно сознавать, что кроме меня ты встречаешься и занимаешься сексом с кем-то другим.» После этой фразы у нас завязался следующий разговор
– Эм, ты так неожиданно об этом заявил, я как-то не готова.
– Ну смотри, мы ведь уже давно встречаемся, к тому же человек я обеспеченный и работать тебе вообще не надо будет, или может я тебя не удовлетворяю в сексуальном плане или не нравлюсь внешне?
– Да нет, вроде всё отлично, но это было действительно неожиданно. К тому же, как твои знакомые отнесутся ко мне?
– Что значит как? Мы уже давно вместе сожительствуем, они уже постоянно спрашивают про тебя. Мне постоянно приходится выдумывать причины, почему ты не хочешь с ними знакомиться.
– Ну, ты же понимаешь, с моей работой.
– Вот я и прошу: брось это дело, тогда даже и врать не придётся. Да и почему-то со своими ты знакомить не хочешь.
– Слушай, ты зачем этот разговор завёл?
– Да я же говорю, я хочу, чтобы ты бросила это ремесло, познакомилась с друзьями, познакомила со своими, а то ничего этого не происходит. Может у тебя что-то происходит в жизни такого, о чём ты не хочешь говорить?
– Ну да, есть небольшие.
– Поделишься?
– Не сейчас. И вообще, мой член всё ещё в твоём анусе, а ты почему-то даже не заметил, когда я начала тебя трахать, думаешь, что это способствует разговору? Разумеется нет. Слушай (она вышла из меня и начала одеваться), давай поговорим позже, я ещё пока работаю, а времени осталось немного, я тебе сегодня ещё позвоню из дома.
– Как из дома? Ты, разве сегодня не вернёшься?
– Ты знаешь, после этого разговора мне надо побыть одной и обо всём подумать. Давай даже лучше завтра днём созвонимся, когда я уже основательно всё обдумаю и взвешу все «за» и «против». (она уже оделась и направилась к двери) До завтра!
И ушла. И тут-то до меня дошло, что надо было завести об этом разговор за чашкой чая и не перед сменой. Мне стало жутко страшно, что я сделал роковую ошибку и могу завтра никакого звонка не дождаться, и вообще не дождаться. И вот представьте, что я лежу обнажённый, только что оттраханый, и, в общем-то, понимаю, что сотворённая мною ситуация, просто катастрофична, но не могу не думать о том, чтобы самоудовлетвориться. Поскольку возлюбленная моя ушла, и была вероятность, что она больше никогда ко мне не вернётся, я полез в ящик за тем самым первым фалоимитатором. С тех пор, я, наверное, полгода им не пользовался, если только перед долгожданной встречей, чтобы немного разработать анус перед проникновением живого тёплого члена. Честно сказать, он был для меня несколько великоват, да нынешнего момента и садиться на него сверху и вообще вставлять его в себя, было несколько болезненно, но за эти пол года, мой сфинктер стал достаточно разработанным, что я легко смог усесться на искусственный член и начать на нём скакать. Волна блаженства накрыла меня, я растворился в этом чувстве, которое нарастало всё больше и больше, и вот, я уже полностью насажен на член и собираюсь кончить, как вдруг звонок в дверь. Я решил, что открывать не буду и закончу начатое, ведь я никого не ждал, а моя девушка в любом бы случае позвонила, прежде чем приехать, а поскольку ушла она уже достаточно давно, то значит она ничего не забыла. Чтобы кончить мне оставалась пара фрикций, я ещё раз полностью насадился на член, но в дверь позвонили ещё несколько раз. Я немного опешил, но пришлось вытащить искусственный член и вставить в себя пробку, чтобы не потерять ощущение, пока буду ходить открывать. Посмотрев в глазок, я увидел там незнакомую девушку.
Накинув халат, я впустил её в квартиру, совершенно забыв о том, что комната, в которой мы играемся, не убрана и по всей ней валяется всякая секс-атрибутика, в том числе и фалоимитатор, на котором я не так давно скакал. Она представилась Сэнди (и кто только имена такие выбирает) – подругой моей возлюбленной и попросилась войти. Я несколько охренел от такого поворота событий, но выяснить, что вообще происходит, было бы неплохо. Я позвонил своей любимой и спросил, что за хрень? Выяснилось, что она решила, что поступила сегодня несколько некрасиво, а тут к ней пришла подруга домой, но ей бы не хотелось, что подруга раскроет её работу и не смогла сегодня её приютить и поэтому отправила ко мне, и не мог бы я её приютить на денёк, а завтра бы она приехала и отправила бы Сэнди к себе. Я был непрочь, к тому же, одному оставаться мне было не с руки, а так хоть что-нибудь новое о своей девушке узнаю. Но тут случилась ещё одна неожиданность. Сэнди разделась и прошла вглубь квартиры. Поскольку я не сказал Сэнди в какую комнату идти, она пришла туда, где мы обычно развлекались и где, до её прихода, развлекался я. Она повернулась ко мне, извинилась и прошла на кухню. От такого спокойного отношения я чуть было не забыл про пробку, которая всё ещё находилась у меня в анусе, тем не менее, я решил её не вынимать, вдруг выдастся возможность продолжить прерванное занятие. Пройдя на кухню, приготовив чай и сев напротив, я заговорил:
– Эм, я вообще не большой специалист завязывать разговоры, но скажи, у тебя что, дома нет?
– Да нет, есть, но меня оттуда родители прогнали, вот я и не могу найти себе постоянного пристанища, приходится по знакомым, да по знакомым знакомых ходить. Хоть и некотрые из них её тоже не пускают.
– А в чём же тогда причина? Родители прогнали, знакомые тоже не все пускают. Как-то это всё подозрительно.
– Ну да. Есть у меня одно особенность, которая не нравится или смущает. Не хочу о ней говорить, а то ещё сам прогонишь.
– Да ладно, может всё-таки скажешь, до жути ведь интересно.
– Нет! Не могу. Как ещё меня где-нибудь приютят, тогда, возможно, скажу.
– Эх, ну ладно. А вообще чем занимаешься?
– Да так, учусь на психолога, работаю дизайнером. В общем, на жизнь не жалуюсь, если бы не постоянная смена жилья.
– А как в личной жизни?
– А чего это ты спрашиваешь? У тебя же девушка есть.
– Ну как, интересно. Ну ладно, расскажи мне что-нибудь о моей любимой.
– Ну, знаю, что родители умерли, лет через 10, после её рождения, после такого потрясения она пролежала какое-то время в больнице, откуда выписалась и была принята в приёмную семью.
– Хм, а этого она мне не рассказывала.
– Ну а что тебе ещё рассказать, чего ты возможно не знаешь? Об интересах, вкусах и всей остальной её теперешней жизни, ты вроде как осведомлён.
– В общем-то да.
– Слушай, а то, что я обнаружила в комнате, твоё?
– Ну так а чьё же?
– Да, подруга рассказывала, что ты большой шалун и ваши оргии длятся часами. А, собственно, зачем же тебе фалоимитаторов такое большое количество, а один так вообще выглядел как только что пользаванным.
– Эм, а что тебя так удивляет? Ну да, я с собой так развлекаюсь. Вообще, странный вопрос для подруги моей любимой.
– Ничего странного не вижу.
Поболтав так о жизни ещё несколько минут и взглянут на часы, Сэнди предложила пойти спать. Предлагать ей свою комнату я не стал, убираться долго, да и не охота, раз есть ещё одна не менее удобная комната. Расстелив ей постель, рассказав что и где лежит, я пошёл к себе и решил продолжить незаконченное занятие. Вытащив наконец пробку, заперевшись изнутри, я расслабившись и смазав инструмент, с блаженством опустился анусом на искусственный член и начал с огромной скоростью на нём скакать, а поскольку плохих мыслей уже не было, да и страх быть пойманным только подстёгивал, до критической точки я дошёл очень быстро и решив, что хочу кончить раком, прикрепил присоской член к зеркалу на шкафу, встал раком и засунул в себя. Потрахав себя таким образом ещё пару минут, я не выдержал и бурно, со слишком громким стоном, кончил себе в ладонь.
Немного отдышавшись, я с наслаждением слизал с руки свою сперму и направился в душ подмыться. В квартире было темно и тихо, а значит Сэнди уже спит, и у меня нет необходимости прикрываться (будучи всё ещё в чулках). Я быстренько прошмыгнул в душ, снял чулки, включил воду и стал наслаждаться тёплыми струями стекавшими по мне, но не долго. Я услышал какой-то шум у себя в комнате, сначала я подумал, что мне показалось, однако, через некоторое время я опять услышал этот странный шум, даже не шум, а возню. Я подумал, что Сэнди решила покопаться в моих вещах, однако, когда я выключил воду и вышел из душа, я ничего необычного не обнаружил, кроме включённого света в выделенной для Сэнди комнате. Я аккуратно постучался и, получив разрешение, вошёл в комнату. Сэнди лежала под одеялом и читала книжку, не помню что это было, чуть ли не «Критика чистого разума» Канта. Я поинтересовался, мол не слышала она странных звуков, но она ответила, что нет. Ну, больше мне было нечего делать и я пошёл спать, так как времени было уже в районе 4-х утра. Я лёг и моментально заснул.
Проснулся я от той же странной возни. Приоткрыв глаза я, разумеется, ничего в темноте не увидел, но из щели под дверью бил яркий свет, а значит дверь в комнату Сэнди была открыта. Я тихонько пробрался к двери в свою комнату, приоткрыл её, но никого за ней там не увидел. Услышав шум воды, я решил, что она в лифте, и вернулся к себе и опять лёг, но уже не смог заснуть, всё размышлял, что же это были за звуки. Я слышал, как Сэнди выходила из душа, долго что-то возилась возле моей двери и выключив свет удалилась к себе. Странно это всё было, но, учитывая свои странности, я решил, что, пускай гуляет, не жалко. На этом аккорде я заснул опять. Я проснулся снова, но не из-за странных звуков, а из-за того, что Сэнди лежала у меня на кровати и обнимала меня рукой. Я спросонья не понял кто это и свалился с кровати. Открыв глаза и посмотрев на меня она сказала: «Слушай, у меня так давно не было близости, а ты так крепко спишь (ага, после пробуждения от какого-то шороха), что я решила просто прилечь рядом с тобой. Прости пожалуйста». Будучи всё ещё в шоке, я, разумеется, не стал возражать и рухнул обратно в кровать и безо всякой задней (в прямом смысле слова) мысли, повернулся к ней спиной, закрыл глаза и решил попытаться заснуть. Она опять обняла меня, но я решил, что это не страшно и продолжал пытаться заснуть. Через несколько минут я уже проваливался в сон, но вдруг почувствовал руки на своей попе, и они не просто лежали, а активно меня гладили. Повернув голову я – полусонный попытался поинтересоваться, что она делает, но она прижала палец к моим губам, и тут-то я окончательно провалился в сон, настолько глубокий, что уже ничего не почувствовал.
Проснувшись, через несколько часов, я понял что что-то не так. Я уже лежал без трусов, а мой анус предательски побаливал и немного горел. У меня пронеслась в голове мысль: «она поимела меня, моими же приборами. Это, конечно, не страшно, но получается, что со мной можно делать всё что угодно, а я так и буду беспомощным. Зря я всё-таки в тот раз не убрал все прибамбасы из комнаты. Ну да ладно, что сделано, то сделано.», на этом мысль моя закончилась. Я повернул голову и обнаружил Сэнди, мирно спавшую, как будто ничего не случилось. «Нуууууу, – решил я, – у неё давно не было близости, вот и решила побаловаться со мной.» Я тихонько встал и как был в неглиже, так и пошёл в туалет, а потом и в душ. Выйдя из душа, поскольку со вчерашнего дня я ничего не ел, я решил, что надо бы что-нибудь приготовить и чай заварить. Выбирая, что приготовить на завтрак, я решил приготовить омлет с беконом и помидорами — практически английский завтрак (готовлю я, кстати, отменно, все только хвалили).
Приготовление этого блюда занимает немного времени, но процесс затягивает, и я так увлёкся готовкой, что не заметил как ко мне сзади подошла Сэнди и прижалась своим голым телом к моему, прошептав на ушко: «Спасибо». Я повернулся, сказал: «Не за что, а вообще не сто…… -, я прервался на полуслове. Взглянув вниз, я увидел у неё между ног приличных размеров член (так вот, что произошло), запнувшись, я продолжил с некоторым напором, – так вот за что тебя ненавидят!? Насилуешь во сне, а потом жалуешься, что тебя не любят!? Разумеется не любят, разрешения у человека спросить надо было, а потом уже трахать, не все же не согласятся!». Робко посмотрев вниз, она призналась, что сразу заметила за мной такие странности: только что пользованый фалоимитатор, она подглядела за мной, когда я раком насаживался на инструмент и слизывал сперму, когда в чулках ходил в душ. Вот она и решила, что если она открыто попросит, то я буду против, потому что у меня ведь уже есть девушка, а я не должен был заснуть, и чтобы загладить вину, пока я готовлю, она сделает мне минет и, если захочу, то и перед завтраком разрядится в меня. Не стал отказываться. Она села передо мной на колени, обхватила рукой мой уже давно возбуждённый член и мягкими движениями начала фрикции лаская кончик головки язычком, что доставляло мне массу удовольствия, затем обхватила губками головку, а затем резко заглотнула член полностью, и так сжала его горлом, что я почти сразу же кончил, но я решил сдержаться и продлить удовольствие, однако на долго меня не хватило, ещё пара таких обхватов ртом и я разрядился в её горло. Я просто таки млел от этого, что аж чуть омлет не пережарил.
Вовремя выключив плиту, я сбегал за смазкой, опёрся руками на кухонный стол и прогнулся. Пристроившись ко мне сзади и смазав мой анус, она начала входить в меня. За ночь сфинктер успел сжаться и её член достаточно туго входил в меня, доставляя некоторый дискомфорт, но вот, через пару секунд она уже полностью была во мне и не торопилась двигаться. Нам обоим это доставляло массу приятных ощущений. Чуть подождав она начала трахать меня сначала мелкими фрикциями, а потом уже выходя и заходя на всю длину, заставляя меня кричать от кайфа. Загоняя в меня член всё сильнее и сильнее, я уже был готов кончить, как она вдруг остановилась, вытащила из меня свой член, поставила на колени и с разгона засадила мне по самые гланды, пара фрикций и у меня во рту появился уже знакомый солоноватый вкус спермы, которая текла и текла из её члена.
Высосав всё до последней капли и оторвавшись от её члена, она предложила трахнуть себя. Это предложение ввело меня в замешательство, я так давно не выступал в активной роли, что это обстоятельство меня несколько смутило, но я не стал отказываться. Положив её спиной на кухонный стол, закинув её ноги себе на плечи, основательно смазав головку и колечко её ануса, я стал медленно и аккуратно в неё входить. Было заметно, что она тоже почти не практикует пассивной роли в сексе, так как сфинктер был очень тугой. Войдя только половинкой головки, она застонала, но явно не от удовольствия, тогда я вышел и надавил снова, так я повторял до тех пор, пока она не перестала испытывать боль, и стал дальше проникать членом. Войдя полностью, я взглянул на неё, она закрыла глаза и часто дышала, опустив взгляд на её член, я понял, что ей приятно, ибо член стоял колом, и я не удержался и обхватил его рукой. Совершая фрикции рукой я одновременно двигался в ней в такт своим движениям. Чувствуя близкую кульминацию, она громко застонала и кончила себе на грудь, а за ней и я, но уже в неё, и обессиленный рухнул на стул. Встав со стола, она подошла ко мне, слизнула остатки спермы с моего члена и направилась в душ, подмываться. Немного отдышавшись, я вспомнил про уже остывший омлет с беконом и помидорами. Обкладывая на чём свет стоит мою тягу к сексу, я разогрел остывшую еду. К этому моменту Сэнди уже вышла из душа. За завтраком позвонила моя любовь и нам пришлось по быстрому доедать, прибираться и одеваться, а то не хорошо было бы, если бы моя любимая нас вдвоём в таком виде застукала.
Пока я убирался, ко мне вдруг пришло осознание: «Ведь я только что ей изменил. Вот чёрт, что же теперь будет? Я сделал вещь, которую я сам не приемлю ни в каком виде. С другой стороны, я ведь никак не мог помешать тому, что она сделала со мной, пока я спал, а следовательно всё было легитимно. Однако, это никак не умаляло того факта, что после этого, я совокуплялся с Сэнди вполне по своей воле.» Зайдя на кухню, чтобы выпить пива, я взглянул на Сэнди, которая мыла посулу. Её ягодицы двигались в такт движениям рук, трущим тарелки. Между ног был заметен кончик уже опавшего члена. Сокрушаясь от мысли, что я так плохо поступил со своей любимой, я всё же не смог не возбудиться от этого зрелища. Откупорив бутылку, я легонько хлопнул Сэнди по попке. Она повернулась, сказала: «Не мешай. Я же сейчас что-нибудь разобью» и продолжила мыть посуду.
Я сел за стол и сделал большой глоток. Прохладная жидкость потекла по горлу. Я встал, открыл окно, достал пепельницу, взял с подоконника пачку сигарет, достал одну сигарету и закурил. Голова закружилась и я, пошатнувшись, отступил ближе к раковине и опёрся на Сэнди. Она, видя, что я сейчас упаду, придерживая меня, посадила на стул и спросила: «С тобой всё нормально?». Я ответил, что это первая сигарета за день, поэтому вот так вот шатает, но это через пару минут пройдёт. Вернувшись к мытью посуды, я, со слегка кружащейся головой взял бутылку пива и сделал ещё один большой глоток. Меня отпустило, я докурил, но всё никак не мог избавиться от мысли, что я изменил, но, тем не менее, дико возбуждён, член стоит и не хочет опускаться (попробуй тут не быть возбуждённым, когда перед твоим взором виляет бёдрами прекрасный транс.) Сделав ещё пару больших глотков, я решил поговорить с Сэнди о том, что произошло:
– Сэнди, ты ведь ей не скажешь, что сегодня произшло?
– Нет, не скажу. Хотя, ты же понимаешь, что я тебя изнасиловала, так что, если возникнут вопросы, то дави на эту теорию.
– Это же будет обман. Точнее обман на половину.