Теперь ты – девочка. Часть 11

Теперь ты – девочка. Часть 11

Ура! Наконец-то! Наступил мой долгожданный 18-й день рождения! Как я ждала этого дня… 18 лет – совершеннолетие – это означает, что я имею полное право сделать операцию! Дело оставалось за малым – накопить несколько десятков тысяч евро, что, правда, в моем нынешнем положении было как-то затруднительно… да чего уж там, затруднительно – невозможно!
Но 18 лет – это 18 лет! Теперь мне можно все… нет, ну как будто я, приехав в большой город, ограничивала себя в каких-либо удовольствиях. Даже, возможно, несколько странных для обычного человека.
– С днем рождения, сестренка! – поздравила меня Катя, шлепнув по попке, когда я, в одной полупрозрачной ночнушке, совершенно сонная, добрела до кухни.
– Спасибо, – поблагодарила я. – Кофе?
– С ума сошла? – возразила девушка. – Какой, к черту, кофе? Быстро в душ, одевайся, собирайся… скоро уже Кристинка за нами заедет!
– Кристинка? – удивилась я. – Зачем?
– Ну мы… – замялась Катя. – В общем, небольшой сюрприз тебе решили устроить. Собирайся быстрее.
Кристинка… хм… это могло означать только одно – сюрприз будет мегаразвратный. Вспомнить, хотя бы, Новый Год! Забыв и про кофе, и про завтрак, я пулей полетела в душ. Почистив зубки, надраившись до блеска и обтеревшись насухо, в одних только тапочках, я вышла из ванной. Катя сидела на кухне уже не одна, а вместе с брюнеткой. Кристина, верная себе, пробормотав поздравления, впилась взглядом в мой членик. При этом девушка, потянувшись, облизнулась, словно кошка, а мой членик, словно загипнотизированный, начал подниматься.
– А ну кыш одеваться! – цыкнула сестренка. – А то, чую, еще чуть-чуть, и никуда не поедем.
И я, предвкушая праздник, побежала в свою комнату. Но побежала лишь затем, чтобы застыть на пороге – здесь, у моей кровати, стояли шикарные черные кожаные ботфорты с пряжками на бедрах. На самой же кровати лежала упаковка с чулками, судя по длинноногой девочке на этикетке – в крупную сетку, а рядом – черная кожаная супермини и такой же топик со шнуровкой спереди. Надо полагать – это первый подарок, и, скорее всего – от моей сестренки!
Дрожа от нетерпения, я облачилась в наряд, и встала перед зеркалом. На меня смотрела совершенно настоящая девушка… и прическа, и личико, и фигура, и, что главное – душа – все во мне было совершенно женское! Грудки, благодаря занятиям с вакуумным массажером, успели стать уверенного первого размера, и теперь выпирали двумя холмиками из-под топика, а попка и ножки… что же – я и раньше не жаловалась на них, а теперь, глядя в зеркало на туго обтянутые юбочкой, округлые бедра, и сама любовалась собой. Правда, был один момент, выдававший во мне не совсем девушку – выглядывающий из-под подола членик, но мне это казалось еще более сексуальным! Была бы моя воля – так бы и ходила постоянно – в юбочке, и без трусиков, с качающейся между ножек головкой, шокируя публику… но реакция на это однозначно была бы неоднозначной!

С сожалением я натянула стринги, подвернув и спрятав членик, и разведя половинки попки, позволяя полоске трусиков врезаться между ними. Наложила макияж, привела в порядок прическу. Вот теперь меня совершенно точно не отличить от девушки! Хотя… жаль, что самую главную свою изюминку пришлось спрятать!
В этом виде я и вышла к девочкам. Кристинка, поднявшая ко рту чашку с чаем, так и застыла, хлопая своими длинными ресницами. Довольная произведенным эффектом, я обернулась вокруг оси, вильнув попкой, и сложила губки бантиком. Могу поспорить, что если бы моими зрителями были не девушки, а два парня – я бы уже лежала на столе, а то и вовсе на полу, насаженная на два члена.
– Я вижу, мой подарок пришелся тебе по вкусу, – усмехнулась Катя.
– Конечно! – ответила я, усаживаясь к ней на колени. – Спасибо тебе огромное, сестренка!
Мои губы оказались в нескольких миллиметрах от ее, и я не смогла удержаться от того, чтобы не чмокнуть девушку. Она ответила страстным поцелуем, обняв меня за шею, и притянув к себе. Язычок сестренки раздвинул мои губки, и начал шалить в моем ротике.
– Ну хватит, извращенки, – остановила нас брюнетка. – И так вся мокрая – сейчас к табуретке приклеюсь, и уже никуда не поедем! А мой подарок намного лучше – обещаю тебе!
Или Кристине не терпелось показать свой подарок, или она спешила покончить с формальностями, и оседлать мой членик, но дорога до коттеджа ее отца, вместо обычного получаса, заняла всего двадцать минут. Девушка даже не отвлекалась, чтобы комментировать прохожих – а это многого стоит!
На даче уже все было готово к празднику. Как это удается брюнетке – сверкающая чистота, накрытый стол, и ни единого следа прислуги – для меня так и оставалось тайной. Стол по количеству яств не уступал новогоднему, даже непонятно – куда четырем девушкам, таким стройным, и следящим за фигурой, столько еды? Мы не то что половины, но и десятой части не съедим! Остатки, скорее всего, достанутся Тайсону с Фрейзером, которые, верные своей привычке, дремали у камина.
Ах, да… почему четырем девушкам? Потому что Аленка, естественно, не могла пропустить такой праздник, и уже была здесь – в обтягивающем розовом платье, едва доходящем до середины бедра, и огромным декольте, в котором виднелись края темных ореолов сосков блондинки, и совершенно потрясающем вырезом сзади, доходящем до самого копчика, и открывающим верх ложбинки между ягодицами девушки.
Увидев меня, она облизала губки, отчего они заблестели еще ярче, и, процокав на пятнадцатисантиметровых калбучках, притянула меня к себе, стиснув мою попку, и поцеловала в губки, не забыв ухватиться зубами за нижнюю и оттянуть ее.
– С днем рождения, Сашенька, – прошептала блондинка мне на ушко, обдав горячим дыханием.
От этого мой многострадальный членик затвердел окончательно, прижатый полоской трусиков, упершись в бедро. Теперь не только ходить, но и стоять стало несколько дискомфортно.
– Ой, да что ты мучаешься! – махнула рукой Катя. – Все свои – сними ты уже эти стринги! Смотри – вон Аленка уже давно без белья!
Последовав совету сестренки, я прямо посередь залы сняла с себя трусики, закинув их на спинку дивана, и поправила членик, превратившийся в твердую палку. Теперь он торчал сверху, над юбкой, образовав горбик спереди.
– Такой мы тебя и любим, – рассмеялась Кристинка, шлепнув меня по попке.
Меня, как виновницу торжества, усадили во главе стола, и понеслось. Тосты, поздравления. Аленка подарила мне безумно дорогой комплект нижнего белья. Когда очередь дошла до хозяйки дома – девушка вручила мне перевязанную ленточкой коробочку. Помня ее слова о потрясающем подарке, я торопливо разрезала ленточку, но в коробочке обнаружились лишь несколько бумаг и два пластиковых пузырька с таблетками.
– Что это? – заинтересовалась сестренка.
– Ну… понимаешь… – замялась брюнетка. – Сашенька пару недель назад сдавала анализы в клинике отца – это гормональные препараты и рецепты, как их нужно принимать. Теперь Сашенька станет настоящей девушкой!
– Нет, – покачала я головой, уже прилично захмелевшая. – Не девушкой, а блядью.
– Кристинка так и сказала – настоящей девушкой, – вставила блондинка.
И все мы рассмеялись. Приятно, конечно, давно я об этом мечтала, но обещание «намного лучше» представляла себе несколько иначе.

Застолье продолжалось, опустели еще три бутылки вина, а за окном начали зажигаться звезды. Все четверо уже были порядком захмелевшие, и мои ножки и членик под столом все чаще и чаще гладили чьи-то ноги и руки. Еще чуть-чуть, и я сама уже перестану сдерживаться, и если никто не вставит член, путь даже искусственный, в мою попку – сама в очередной раз изнасилую Кристинкиных лабрадоров. Возможно, даже, обоих сразу.
– Ну, девочки, – щелкнула пальцами брюнетка. – Вот и наступил черед моего главного подарка.
Я живо встрепенулась. Так гормональные – это была лишь затравочка, а подарок, похоже, и в самом деле окажется «о-го-го»! Кристинка, о чем-то пошептавшись с моей сестренкой, увлекла девушку за собой из гостиной. В зале остались лишь я и Аленка. Почувствовав отсутствие конкуренток, блондинка моментально забралась под стол, и заглотила мой успевший опасть членик. Я была настолько расслаблена от алкоголя, что даже сопротивляться было лень. Да и привыкла уже – ну пососет чуток, ну залезет сверху, потрахает себя мною – с меня не убудет.
И вот – долгожданный момент! В комнату вернулись две девушки, закатывая перед собой огромный торт! Правда, беглого взгляда хватило, чтобы понять, что он – из папье-маше. Значит, подарок внутри!
– А где?.. – поинтересовалась Катя.
Я молча показала пальцем под стол. Сестренка отмахнулась – мол, ну и пусть ее. Брюнетка подошла к аудиосистеме, и начала колдовать с кнопками.
– Сашенька, моя милая девочка, любимая подруга, и, я не побоюсь этого слова – сестренка! – начала свою речь хозяйка дома. – Да, пусть мы недолго знакомы, но я успела полюбить и привязаться к тебе. Я долго думала, что подарить тебе на день рождения, и решила сделать такой подарок, который тебя обрадует больше всего, подарок, который совершенно точно, кроме меня тебе вряд ли кто-то еще сделает!
Закончив, Кристина нажала кнопку аудиосистемы. Из динамиков полилась музыка, как в «от заката до рассвета», когда в вапмирском баре танцевала Сельма Хайек, верх торта треснул, развалившись на куски, и из него вылез… я даже подпрыгнула на стуле, отчего блондинка ударилась затылком об столешницу, и слегка прикусила мой членик.
Из торта вылез самый настоящий негр! Не коричневого или кофейного цвета, как в американских фильмах, где в каждом чернокожем от исконных предков осталось не больше, чем во мне мужского, а настоящий, черный как смоль, с огроменными губами, негр! К тому же – совершенно потрясающий негр! Здоровый, как пять меня в ширину, высокий, накачанный, с бугрящимися под кожей мышцами, облаченный лишь в одни мужские стринги леопардового цвета! И он, играя мускулами, начал танцевать стриптиз!
Блондинка, потирая ушибленное место, вылезла из-под стола, и собиралась уже обматерить меня, но, заметив чернокожего танцора, буквально впилась в него глазами. В приглушенном свете отблески огня камина играли в глазах девушки, волосы ее были растрепаны, помада размазана, а с уголка рта свисала капля слюны. Вдобавок она смотрела на танцора, словно голодная тигрица на кусок мяса. В общем, видок у нее был устрашающий. Будто сейчас набросится на чернявенького, и оставит от него лишь белые обглоданные косточки.
– Дайте его мне! – прошипела Аленка.
– Нет, это для Сашеньки! – напомнила Кристина.
– Ну, пожалуйста! – блондинка начала подниматься со стула.
Впрочем, ее попытки были тщетны – две другие девушки, готовые к такому раскладу, набросились на нее, и придавали к месту, усевшись своими чудесными попками на Аленины бедра.
Стриптизер тем временем приближался ко мне. Вблизи он казался еще огромнее, сильнее и чернее. Играя, словно пушинку, он поднял стул вместе со мной, и переставил подальше от стола. Не переставая танцевать, он, поставив свои мощные ноги по обе стороны от стула, повернулся ко мне задницей. О, какая же это была задница! Твердая, рельефная, мускулистая! И еще – иссиня-черная. Не в силах сопротивляться себе, я с силой шлепнула его по ягодицам, и сжала их своими ручками, кажущимися миниатюрными по сравнению с гигантом.
Теперь негр повернулся ко мне передом. Его хозяйство, судя по внушительному бугру на плавках, было достойно своего владельца. Положив руки на бока, танцор с силой рванул стринги, порвавшиеся с жалобным треском. Мое сердце трепыхнулось, и замерло. К горлу подкатился ком, а моя дырочка начала бешено пульсировать.